Острова Шпицберген – затерянные среди льдов

30.11.2014
Острова Шпицберген – затерянные среди льдов

«Тот, кто бороздит море, вступает в союз со счастьем, ему принадлежит мир, и он живёт, не сея, ибо море есть поле надежды». Слова, как рука друга. Это надпись, на могиле неизвестного моряка на одном из островов архипелага Грумант, который сейчас называют Шпицбергеном.

А территория, называемая Грумантом, уменьшилась до посёлка на острове. Грумант – это русское название архипелага. Интересно, что в русском языке легко прослеживается этимология слова «Шпицберген». Шпиц – spitz – спица (то же чередование, что и в слове Swen – швед), берег – брег – берг. «Переводят» немецкое название как острые горы или острый берег. Но слово Грумант для русского – как глубинный зов. Гром от срывающихся в море ледяных глыб.  В русском языке около сотни названий разного вида льда, сейчас, правда, немного подзабытых. Чка – оторвавшаяся льдина.

Случайность ли, что русский лётчик с фамилией от этого слова, Валерий Чкалов, совершил первый в мире беспосадочный перелёт через Северный полюс.  Форос (сейчас чаще произносят торос или торс, хотя в словах «форсмажорный» и «форс» сохраняется «ф») – вздыбившаяся льдина или скала. Тот, кто посетит крымский Форос, сразу увидит, что посёлок назван довольно точно.  Грумана, или грума, – ледяная глыба, падающая в море. На островах уникальный климат. Там почти нет микробов, благодаря этому рукотворные вещи, постройки, биологические материалы сохраняются не просто хорошо, а очень хорошо.

Археологи нашли более ста русских поселений. Срубы, вещи, предметы промысла, навигационные ориентиры, множество русских надписей, культовые артефакты. Трогательные предметы быта, среди них шахматная доска с вырезанными именами: Иван Петров, Галаха Кабачев, Вапа Панова. В шахматной доске, может, и не было бы чего-нибудь особенного, это излюбленный досуг полярников и промысловиков, но датировка: 1556 год, лет за сорок до того, как Вильгельм Баренц «открыл» острова. Есть свидетельства, позволяющие учёным вести начало русских поселений на Груманте с Х века.

Странно, что при столь высокой сохранности артефактов на островах не обнаружено следов викингов. Но западноевропейцев понять можно.  Для них, обласканных Гольфстримом, условия проживание на Шпицбергене – верх экстрима. Но что это народу, у которого треть государства, находится выше 60-ти градусов северной широты. Россия, единственная в мире, провела высадку своих десантников на лёд Арктики. Для русского, повидавшего приполярный Урал и Сибирь, Грумант – почти курорт. Кстати, туристический бизнес на Шпицбергене довольно развит.

Одно применение Шпицбергену Запад всё-таки нашёл, очень прагматичное. Такой природный холодильник. На острове создано хранилище природных семян растений, окультуренных и дикорастущих. Сейчас они лежат в одной из заброшенных угольных шахт, специально переоборудованной  под эти цели. Запад пытается подстраховать себя от последствий генномодифицированного безобразия, которое всеми правдами и неправдами упорно распространяет в зависимых государствах. Предполагается, что скоро этот «Генетический банк» будет обладать во истину бесценной валютой.

А что русские? Они помогают норвежцам осваивать острова. Ведь Грумант сейчас под их протекторатом. Первое промысловое норвежское судно взяло курс на Шпицберген лишь в 1793 году. Половина его экипажа состояла из русских моряков. Но дальше самой южной части архипелага, острова Медвежий, норвежцы плыть не захотели. Надо сказать, норвежцы пытаются вести себя предусмотрительно с народом древних мореходов. Любой россиянин может посещать острова и работать на них без шенгенской или любой другой визы. Русским, как и медведям, виза не нужна. Белый медведь, даже на русской символике, хочет – направо идёт, хочет – налево.

Рейтинг статьи: 1918 просмотров
Автор: Ульяна Кор


Оставьте комментарий

Оценка:



 

Мы ВКонтакте


Сейчас за окном